Interfax.com Интерфакс-Россия Финмаркет СКАН СПАРК СПАРК-Маркетинг Эфир Конференции

Гендиректор АО "Росгеология" Р.Панов: "Россия сегодня - передовая держава с точки зрения освоения арктического шельфа"

Одна из панельных дискуссий Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) была посвящена ресурсам и экономике Мирового океана. О важности исследований океана и участии в них России в интервью "Интерфаксу" на полях ПМЭФ рассказал гендиректор АО "Росгеология" Роман Панов.

- Роман Сергеевич, одна из тем для обсуждения на ПМЭФ - освоение ресурсов Мирового океана. Почему она сейчас ставится приоритетной?

- Геология - процесс не быстрый, а продукт нашей работы – это не сиюминутная добыча. В среднем цикл занимает около 30 лет. Фактически же сейчас мы являемся потребителями той ресурсной базы, которая была разведана 30 лет назад – в 70-80х годах. В XX веке было два пика глобальных открытий месторождений: в начале века, когда фактически внедрили современные технологии поиска, и в 60-е годы, когда появились современные методы геофизики, которые позволили перейти на качественно новый уровень. С этого момента количество открытий любых видов минерального сырья на сухопутной части земли неуклонно снижается, а количество открытий на шельфе, в том числе в части углеводородов и твердых полезных ископаемых, неуклонно растет.

Государственная геологическая служба США прогнозирует, что очередной пик открытий придется на 2050-е годы. Он будет связан с интенсификацией освоений технологий добычи на шельфе, как в части углеводородов, так и в части твердых полезных ископаемых. Поэтому, если мы говорим о перспективе в 30 лет, то, безусловно, это тот вызов, которым надо начинать заниматься сегодня. Поскольку, если мы отстанем в этом процессе, то, вполне ожидаемо, станем зависимыми от технологий и ресурсной базы лидеров. Пока же мы являемся одними из "пионеров".

Кроме того, растет и спрос - к 2050 году на Земле будет около 9 млрд человек, рост потребления очевиден. Все, что мы имеем в минеральном сырье – это невозобновляемые ресурсы и месторождения-гиганты, которые сегодня разрабатываются в сухопутной части, они не могут открываться бесконечно. Поэтому мы и уходим в океан, на шельф.

- Выдвигаются смелые предложения о возможной добыче в будущем полезных ископаемых на астероидах, например. Все эти разговоры наталкивают на мысль о том, что человечество близко к исчерпанию ресурсов. Насколько это реально?

- На одной их дискуссий (в рамках ПМЭФ - ИФ) я покажу детально по всем видам полезных ископаемых потенциально оцениваемый срок обеспеченности основными видами минерального сырья. Но если говорить глобально, то человечество лет на 50 точно обеспечено основными видами минерального сырья. Однако растущие темпы спроса заставляют искать новые источники для того, чтобы обеспечить возобновление тех объемов, которые добываются, и удовлетворить спрос. Количество людей растет - машин становится больше, телефонов больше. Поэтому мы и идем в океан. Это еще как минимум 100-200 лет потребления, а потом, может быть, следующее поколение полетит на астероид.

- То есть, первые проблемы начнутся только через 50 лет? Или же к этому времени все ресурсы закончатся?

- Нет. Я думаю, 50 лет – это та ресурсная обеспеченность, которая сегодня гарантирована. Но, говоря о добыче на суше, мы имеем в виду, прежде всего, крупные месторождения – таких, безусловно, на сухопутной части становится существенно меньше, их единицы. Океаническое дно фактически же не разведано.

Если взять, например, наш арктический шельф, то его изученность составляет всего 4%, сейсмикой покрыто 2,7% – можете себе представить цифры. Мы предполагаем, что в этих 4% ресурсная база сопоставима с той, которая у нас есть на суше, то есть, что там в 96 остальных процентах, можно только представлять.

- Можете ли обозначить, какое место сейчас занимает Россия в текущих исследованиях, с какими проектами работает "Росгеология"?

- Как я уже говорил, Россия на сегодняшний день является одним из "пионеров" этого процесса. В части углеводородного сырья мы эксплуатируем все шельфовые проекты, есть технологии как для поиска, так и для проведения всех необходимых разведочных работ. Вопрос добычи, безусловно, сталкивается с определенными технологическими вызовами, но постепенно наши компании их преодолевают.

Если говорить о твердых полезных ископаемых, то у нас есть обязательства перед Международной организацией по морскому дну на тех лицензионных участках, которые принадлежат РФ. "Росгеология" выступает оператором этих лицензионных участков. Речь идет о двух потенциальных объектах разработки – это полиметаллические руды и марганцевые руды.

Участки находятся в районе Кларион-Киппертон в Тихом океане – это один из наиболее перспективных районов для такого вида работ. Там, где уже проведены достаточно детальные разведочные работы, на сегодняшний день мы ведем бурение с поверхности дна. Причем мы используем уникальные технологии бурения, разработанные нашим дочерним предприятием.

- Очевидно, что когда идет речь о глобальных проектах, связанных с Мировым океаном, необходимо активно взаимодействовать с иностранным бизнесом и властями других стран. Как сейчас обстоят дела с этим, учитывая непростую международную обстановку?

- Могу честно сказать, что она (обстановка - ИФ) никогда простой не была. Мы всегда работаем в высоко-конкурентной среде. Человечество растет, ресурсы ограничены. Идет борьба за рынки сбыта и доступа к сырью.

- Если говорить о конкуренции, какие позиции у нас сейчас, например, в Арктике?

- Я думаю, что сильные позиции именно у РФ по трем простым причинам. Во-первых, это наличие инфраструктуры: ни у кого нет такой инфраструктуры как у России – береговой, нет того же Северного пути. Во-вторых, ни у кого нет такой ресурсной базы, которой обладает РФ. В-третьих, ни у кого нет опыта эксплуатации таких объектов в таком сложном регионе. Три этих фактора говорят о том, что Россия сегодня является передовой державой с точки зрения освоения.

- Чем перспективна Арктика с точки зрения полезных ископаемых?

- Арктический регион – это практически все виды полезных ископаемых: и углеводороды, и полиметаллы, и цветные металлы, и уголь. Арктика – это колоссальная перспективная кладовая России как производителя и как поставщика.

- Возвращаясь к ПМЭФ, какие у Вас ожидания от форума? Планируете ли подписать крупные контракты?

- "Росгеология" - традиционный партнер форума. На мой взгляд, ПМЭФ - это хорошая экспертная и политическая площадка. В мире мало мероприятий подобного уровня, на которых в одном месте собирается такое количество руководителей компаний, представителей органов власти и международных организаций, когда можно в течение нескольких дней провести раунды переговоров, которые задают тренд на год вперед.

Другой хорошей традицией стало подписание знаковых соглашений на форуме. Мы в этом плане не исключение: сегодня (24 мая - ИФ) мы подписали соглашение с геологической службой Ирана по проведению работ на территории Ирана. Предполагаются региональные работы, поисково-оценочные работы на твердые полезные ископаемые.

У нас также намечено подписание соглашения с французскими партнерами по технологическому сотрудничеству в части создания оборудования. На наш взгляд, это важный аспект деятельности холдинга с точки зрения привлечения современных технологических решений, локализации технологического оборудования на территории России. Форум – это своего рода "этап" в течение года, к которому приурочено большое количество таких событий.

- Существуют ли идеи или проекты в альтернативной энергетике, может быть, проекты по добыче полезных ископаемых, которые кажутся вам осуществимыми сегодня?

- Мы занимаемся невозобновляемыми ресурсами, и для нас это приоритет. Но одно направление работы холдинга как раз связано с альтернативными видами энергетики – это геотермальная энергетика. Мы являемся "пионерами" в части разработки геотермальных источников. Например, построенная на Камчатке Мутновская ГеоЭС вместе с "Технопромэкспортом" является одним из таких знаковых проектов в истории России, когда альтернативная энергетика дает такую высокую отдачу и хорошие показатели.

Сейчас мы реализуем несколько аналогичных проектов. Один из них на территории Греции: вместе с нашим партнером, греческой компанией, ведем переговоры о возможности строительства электростанции на базе геотермальных источников на греческих островах.

- Есть ли понимание по срокам реализации проекта?

- Проект предполагает реализацию в течение пяти лет. В настоящее время мы с коллегами находимся на стадии проектирования и согласования условий с Минэнерго Греции.

- Так все же, разработка шельфа в океане - это история про настоящее или про будущее?

- И про настоящее, и про будущее одновременно. Я могу сказать, что целый ряд редкоземельных металлов добывается сегодня только с поверхности дна. Например, в Намибии 70% добычи алмазов ведется с шельфа. Все основные темпы прироста добычи углеводородов связаны сегодня с шельфовыми проектами, поэтому, безусловно, это настоящее. Если же мы говорим об исчерпаемости запасов и отсутствии возможности замещать крупные месторождения, то это будущее.